Блог ТРИЗ ЦЕНТРА

Жизнь в пенале

Хлопок. Стало темно.
- Вот, и так тесно, кого-то подселили, – голос произнёс по-стариковски.
- Ой, а мне нравится, новенький, давайте знакомиться, – кто-то обратился к новосёлу.
Стало светло. Из фонарика шёл свет:
- Ну, здравствуйте друзья. Какое-то время будем вместе. Хороший пенал, просторный. Я – Фонарик. Работаю осветителем пространства. А вы кто? Как вам тут живётся?
- Какой-то ты маленький и тонкий. Первый раз вижу такие фонарики, - сказала толстая ручка, время от времени выдвигающая разноцветные стержни из конуса. – У меня сложная работа: я удерживаю и выдвигаю стержни, которые пачкают бумагу. Никак не пойму, зачем это нужно хозяину?
- Что тут непонятного, толстушка? – проскрипел старый карандаш. – Нашему мальчику надо делать уроки. С твоей помощью он оставляет след на бумаге чернилами. А этот след – информация. Он пишет, а учитель проверяет, правильно ли он выполнил домашние задания.
- Ха, ученик! – засмеялась ручка, – да он же красный стержень больше использует, чем синий! В дневнике исправляет оценки. И ты, лезвие, ему в этом помогаешь!
- А что я? Если ему надо, пусть счищает плохую оценку. Моя работа разделять. Я острый и опасный! Так что претензий я не потерплю!
- Ой, а что ты мне сделаешь? Острый. Ха! Вот пусть карандаш тебя боится, – ручка повернулась к карандашу.
- Да, было дело. Лезвие пытался меня поточить. Не вышло. Одну сторону затупил, а хозяин его чуть не выкинул, так как порезался.
Лезвие обижено повернулся к точилке:
- Дочка, уйми старика.
- Дедуль, ты бы не трогал отца. Я тебя каждый день стачиваю. Сколько тебе еще осталось? – точилка грозно ответила карандашу.
- Твоя правда. Половину уже сточила. Видать, мой век скоро закончится. Еще мальчик изгрыз мою стёрку сверху.
- Что твоя стёрка? Вот мне за вами вечно всё стирать надо. Смотри, старый, во что меня твой любимый мальчик превратил! – растрепанная стирательная резинка перекатилась к карандашу. – Завтра опять будешь бумагу марать, а мне за тобой убирать?
- Друзья, - отвлекая канцелярские предметы от ссоры произнес фонарик, – давайте прекратим работать, не будем выполнять функции, чтобы подольше продержаться от нашего уничтожения.
- Да-да, - воскликнула тоненькая стильная ручка, - пока я была у папы этого мальчика, то служила ему восхитительницей деловых партнеров. Я ведь сама «Паркер»! Знакома с самыми лучшими костюмами и дипломатами. Меня хозяин брал на деловые мероприятия. А потом… А потом отдал сыну, который такой небрежный. Я согласна на забастовку!
Вещи в пенале перестали выполнять свои функции. В школе мальчик удивился, что ручки не пишут, точилка не точит, стерка не стирает, фонарик не светит…
- Ну, забастовщики, доигрались? Теперь мы в мусорном ведре. И зачем я согласилась бастовать, - грустно проговорила толстушка-ручка, глядя в потолок.
Блог